Дмитрий Шевченко: Мартемьянов — сильный мотиватор. С ним не страшно идти в бой

Нападающий «Амура» Дмитрий Шевченко в интервью AllHockey.Ru поделился впечатлениями от первых двух месяцев нового сезона, а также рассказал об опыте работы под руководством Боба Хартли.

Дмитрий Шевченко: Мартемьянов — сильный мотиватор. С ним не страшно идти в бой

  • Надежная защита, статусные игроки и мужицкий коллектив. За счет чего «Амур» должен попасть в плей-офф?

 — Дмитрий, у тебя сейчас восемь шайб и пять передач в 23-х сыгранных матчах. Столько ты не забивал аж с сезона 2018/19. Что случилось с тобой в Хабаровске?

 — Да много позитивного случилось. Родился сын. Доверие тренера, хороший коллектив… У меня нет никакой тяжести. Легко себя чувствую. Мне здесь все нравится, я кайфую от хоккея.

 — То есть, сын будет хабаровчанином по рождению?

 — Нет, он родился в конце прошлого сезона в Москве. А этот чемпионат я уже начал в новой роли папы. На мне двойная ответственность, потому что я понимаю, за кого я сейчас играю. Хочется творить и делать необычные вещи.

 — Семья сейчас с тобой, в Хабаровске?

 — Да. Как только я туда приехал, то сразу забрал с собой жену и сына.

 — Можно ли сказать, что Андрей Мартемьянов нашел к тебе подход?

 — Да, я уже сказал, что тренерский штаб доверяет мне. По большей части, именно из-за этого моя статистика сейчас так перевернулась.

 — Бросается в глаза то, что, в отличие от «Авангарда», тебя активно используют в большинстве в качестве форварда, который может и шайбу подправить, и на пятаке поработать.

 — Да, на предсезонке мне сразу обозначили эту роль, и с нее все началось. С большинством у нас пока что дела складываются не очень хорошо, но мы работаем над этим. Значит, мне надо лучше подправлять и закрывать вратаря, чтобы команда больше забивала.

 — Этот сезон обещает стать самым результативным в твоей карьере в КХЛ – до личного рекорда не хватает всего одного очка. Появилось ли что-то новое в твоей игре?

 — Я работал с Бобом Хартли. Про него можно сказать много хорошего и плохого. Скажу одно: при нем я приобрел тот опыт, который сейчас использую в играх. В «Авангарде» мне не совсем удавалось это сделать. Сейчас стараюсь все то, что он мне рассказал, демонстрировать в играх. Андрей Алексеевич Мартемьянов тоже мне подсказывает, вносит лепту в мою игру.

 — Интересно, что ты уже четырежды в этом сезоне открывал счет в матчах. За счет чего так происходит?

 — Наверное, это совпадение. Не знаю, чем это объяснить. Если бы сейчас вы мне об этом не сказали, я бы об этом не задумался. Главное – приносить пользу команде.

 — Как правило ты забиваешь с пятака. В одном из интервью ты сказал, что подтянул этот компонент у Боба Хартли. Что-нибудь еще ты получил от него?

 — Я немного поменял свою манеру игры. Он говорил, что я много играю в углах и за воротами, где от меня не исходит опасности, что я могу быть полезен перед воротами. Мы очень много работали над игрой перед воротами с ним и его видеотренером. Выходили на тренировки, снимали все на видео, а потом смотрели все материалы после занятий, чтобы разобрать, что нужно подтянуть. До сих пор смотрю эти видео. Кроме того, я стараюсь учиться этому компоненту у других игроков из КХЛ и НХЛ. Каждый день что-то смотрю и изучаю, а также работаю над этим навыком после тренировок, чтобы он всегда оставался в мышечной памяти.

 — За кем из игроков НХЛ следишь?

 — Я начал внимательно смотреть за Джо Павелски. Это один из лучших хоккеистов современности, который умеет делать подставления. Учусь у него тому, как нужно выдвигаться на шайбу, как искать линию броска, откручиваться от защитника и находиться там, куда может прийти шайба. Очень много времени уделяю этому.

Из наших же я смотрю за Димой Яшкиным. Часто смотрю видеообзоры матчей с его участием, открываю его голы, которые он забивает из своего офиса. Анализирую, почему к нему никто не подобрался, как он выбрал позицию. В «Авангарде» я каждый день смотрел на Корбэна Найта, который был лучшим в КХЛ по игре под воротами наряду с Яшкиным.

 — Вы с Яшкиным еще и по формации достаточно похожи друг на друга.

 — Да, он тоже крупный и леворукий. Корбэн и Павелски праворукие, но я могу какие-то вещи подчеркивать и из их матчей.

 — Найт еще был великолепен при игре на вбрасываниях. Пытался ли в этом компоненте что-то у него подсмотреть?

 — В то время я редко играл на позиции центрального нападающего. Вот только с этого сезона я полноценно на ней обосновался, а до этого у меня было по 10-15 игр за сезон в центре, когда подменял кого-то. Поэтому я не обращал внимания на вбрасывания. А сейчас я понимаю, что хочу задержаться на этой позиции. Нет никакого желания возвращаться на край. Наоборот, мне хочется, чтобы меня воспринимали как игрока центральной оси, потому что мне нравится эта позиция. Я понимаю, что вбрасывания – это очень важный компонент, поэтому буду работать над ним.

 — К Хартли относятся по-разному, но никто к нему неравнодушен. Николай Прохоркин вот недавно назвал его вампиром. А какие у тебя остались воспоминания о Бобе?

 — Я читал Колино интервью. Мы с ним в один момент играли в «Авангарде». Коля за словом в карман не полезет, я же скажу немного по-другому. Хартли – очень дотошный до своей работы, для него не бывает мелочей. Когда он что-то говорит тебе каждый день по часу-полтора, до и после тренировок, он психологически высасывает тебя. Ты выходишь из дворца, будучи полностью опустошенным. Если ты играешь, это чуть легче переносится. Но я не играл месяцами. Бывало, что я в такую психологическую яму впадал, из которой мне было очень тяжело выбираться. Я мог это сделать только за счет тренировок. Боб говорил мне: «Терпи, работай, заслужи свое место». Сегодня ты можешь быть для него хорошим игроком, а завтра – уже нет.

С точки зрения знаний о хоккее я приобрел у Боба бесценный опыт. Но как человек он достаточно тяжелый. Я при нем очень мало играл, мне было тяжело с этим справиться. Бывало такое, что просто не хотелось приходить на арену, потому что понимал, что Хартли опять будет высасывать энергию, рыться в моей голове и доказывать, что я плохой. У него такой подход. Прохоркин сказал, что в плей-офф ты становишься для него лучшим другом. Так и было. Когда начались матчи на вылет, даже к тем, кто не играл, он более лояльно относился. Но если ты попадал в состав, Боб очень много требовал от тебя.

 — Насколько такой подход, на твой взгляд, является рабочим? Кубок при Хартли «Авангард» все же взял.

 — Скажу так: статистика – вещь упрямая. Мне нечего тут сказать. Хартли выиграл все. Что бы я ни сказал, это будет неактуально. Человек выиграл в каждой лиге, в которой он тренировал. Хартли является одним из самых требовательных и титулованных тренеров.

  • Прохоркин: устал от Хартли, он как вампир

 — В этом году к «Амуру» приковано повышенное внимание, ведь команда заявляет о достаточно серьезных задачах. Насколько приятно тебе играть в амбициозном коллективе?

 — Конечно, приятно, когда команда поставила перед собой цель и идет к ней. Да, у нас сейчас тяжело все складывается, потому что у нас новый коллектив, в котором для некоторых ребят многие вещи в новинку. Я говорю, прежде всего, о перелетах и смене часовых поясов. К этому нужно привыкнуть. Надо понять, как правильно готовиться. Ничего, мы притираемся друг к другу. Еще половина чемпионата не сыграна. Мне нравится в «Амуре». Здесь хорошая организация, отличный город. Да, есть свои нюансы, но я всем доволен.

 — Под своими нюансами имеешь в виду длинные перелеты?

 — Да, тут особо нечего скрывать. Но ничего страшного. Прошло чуть больше двадцати игр, все это чуть легче переносится. Я уже понимаю, как нужно готовиться к играм. Все идет от головы. Если ты будешь думать о том, что тебе тяжело, что ты не выспался, то тело даст слабину. Главное – быть ментально к этому готовым.

 — Помнишь ли, какие были ощущения от первых поездок?

 — Когда я только приехал в Хабаровск, было тяжело, потому что я после прилета не спал около полутора суток. Пока искал квартиру и решал бытовые вопросы, неправильно выстроил график, потому что не знал, как это нужно делать. Мой первый прилет в Хабаровск был тяжелым. Но сейчас все идет по привычному сценарию. Я понимаю, когда нужно ложиться спать и вставать, чтобы быть в хорошем физическом состоянии.

 — Много разговоров вызвало получение российского паспорта защитником Кэмероном Ли. Как у него идет изучение русского? Со стороны он кажется достаточно веселым и компанейским парнем.

 — Ну, он пытается говорить базовые фразы и матерные слова, как все иностранцы. Пока что все на сыром уровне.

 — Неудивительно, что именно он будет представлять «Амур» на Матче Звезд КХЛ, не так ли?

 — Да нет. Я даже не знал, кто от нас поедет, только потом увидел, что Кэма выбрали. Не удивился этому. Его очень любят в Хабаровске.

 — Кэмерон еще не хочет, как Скотт Космачук из «Лады», купить отечественную машину и рассекать на ней по Хабаровску?

 — Пока что я об этом от него не слышал. Думаю, у Кэма нет таких планов. Мне кажется, он пойдет по пути изучения русского.

  • Скотт Космачук: я хотел бы купить «Ладу», но пока езжу на такси

 — В том сезоне, когда ты вернулся в «Барыс», болельщики тебя встретили комментарием: «С возвращением домой, дерево!». Как тебя поприветствовали в «Амуре»?

 — Помимо этого комментария было много хороших. Болельщики писали мне в социальных сетях. Негатива было по минимуму, я не обращал на него внимания. В «Амуре» меня прекрасно встретили. У нас отличные болельщики, аншлаги на каждом матче. Фанаты ждут после игр, просят автографы, фотографируются. Сотни человек провожают нас в аэропорту на выездные игры. Такого я еще нигде не видел! Мне все нравится: болельщики, город, организация. Язык не поворачивается сказать что-то плохое.

 — При возвращении в «Барыс» ты говорил, что хочешь перезагрузить карьеру. Как считаешь, тебе удалось это сделать?

 — Абсолютно, на сто процентов. Я благодарен руководству клуба за то, что меня взяли назад. Андрей Владимирович Скабелка дал мне игровое время, и я почувствовал, что с каждой игрой набираю форму. Конечно, я перезагрузился. Если бы не вернулся, все было бы намного печальнее. Но случилось так, как случилось, и я этому рад. Значит, так должно было быть. Ничего просто так не случается. Даже из негативного опыта стоит что-то выносить для себя. Я благодарен «Авангарду» за то, что мне дали шанс поработать в такой организации и с таким тренером. Мне удалось посмотреть на все это изнутри. Я приходил в чемпионскую команду. Знал, куда шел, поэтому у меня нет никаких обид на клуб. Изо всего нужно извлекать положительные эмоции, и я это делал. А когда я вернулся в «Барыс», мне еще дали игровое время, и я начал доказывать, что все еще являюсь хорошим игроком на уровне КХЛ.

 — И это получается! Видно, что ты живешь не только игровой карьерой. В мае у тебя появился диплом ВШТ. Расскажи, как проходило обучение?

 — Спокойно. Времени было много. Сначала я учился дистанционно. Когда еще был в Омске, то узнал, что здесь есть тренерский институт, и поступил туда. Сдавал дистанционно задания, а по окончании сезона собрался с Дамиром Шарипзяновым, Никитой Комаровым и Ильдаром Шиксатдаровым, которые поступали вместе со мной. Приехали в Омск и через неделю защитили дипломы. Я очень рад, что получил его. Считаю, что он нужен, если ты хочешь продолжить свою жизнь в хоккее.

 — Планируешь ли ты стать тренером по окончании карьеры игрока?

 — Еще рано об этом говорить, но мне это близко. Мне нравится быть в нашем виде спорта, но сейчас мне только 27 лет, поэтому пока что не хочу об этом думать.

 — Кто из тренеров тебе наиболее симпатичен в плане взглядов на хоккей и взаимоотношений с игроками?

 — Сложно сказать. От каждого тренера, с которым я работал, можно почерпнуть какие-то мелочи, и что-то из этого слепить, добавив что-то от себя. Молодые тренеры отовсюду набираются опыта, но своя изюминка тоже должна быть.

 — Что бы ты почерпнул у Мартемьянова?

 — Мне нравится, как он толкает речи в перерывах и перед игрой, как он мотивирует. Андрей Алексеевич – очень сильный мотиватор. С ним не страшно идти в бой.

 — У него не получится, как он однажды сказал во время своей работы в «Сибири», сидеть как воробей на жердочке.

 — Каждый воспринимает по-разному, но для меня Андрей Алексеевич – хороший тренер-мотиватор, который все говорит честно, как есть. Если ты не выполняешь его установку, он все скажет тебе в лицо, и у вас не будет никаких подводных камней.

 — Уже не раз говорилось, что перед «Амуром» ставятся серьезные задачи. Руководство клуба хочет в 2026 году выиграть Кубок Гагарина. Насколько это давит на команду?

 — Давления нет никакого. Есть следующая игра, есть этот сезон. Мы должны выйти в плей-офф, это не обсуждается. От игры к игре движемся к выполнению этой задачи. Цель выиграть Кубок к 2026 году на нас никак не давит. Это долгий процесс, мы шаг за шагом идем к этому.

 — Какой результат в этом сезоне был бы наиболее оптимальным для команды?

 — Давайте так: зайдем в плей-офф, а дальше посмотрим, как карта ляжет. Говорить о том, что «Амур» дойдет до финала, я не хочу. Команда идет шаг за шагом, и первый из них – выход в плей-офф. Дальше будем смотреть, как сложатся дела.

Источник фото: Официальный сайт "Амур"

Источник: allhockey.ru